Банки и Финансы: Рынку дали свободу

Интервью для журнала Банки и Финансы

Банки и Финансы: Закон о рынке капитала был опубликован, но, насколько нам известно, он претерпел изменения в сравнении с первоначальным вариантом. Окончательный текст закона не вызвал полного удовлетворения. Какие нормы не должны были попасть в закон, а какие упущены в нем напрасно?

Александр Савва: Вряд ли вы найдете хотя бы один закон, который полностью, от начала до конца, устраивал бы кого-либо. Любой закон, принятый парламентом, – это компромисс между разными заинтересованными сторонами. Все соглашаются на определенные уступки, и поэтому никто не скажет, что полностью удовлетворён окончательной редакцией закона. Мне кажется в порядке вещей тот факт, что принятый Закон о рынке капитала претерпел некоторые изменения по сравнению с вариантом, разработанным мною и экспертом из Великобритании.

В процессе рассмотрения закона были внесены изменения, связанные с уровнем собственного капитала, внутренней организацией инвестиционных фирм, деятельностью независимых регистраторов. Но в целом принятый закон соответствует той модели регулирования рынка, которую мы обозначили в начале. Очень важно, что из закона не исчезли принципиально важные нормы в регулировании рынка, без которых закон стал бы бесполезным. Безусловно, в принятом законе можно найти пробелы и упущения. Но именно этот режим регулирования, который я обозначил как принципиально важный, дает возможность решить самые острые проблемы, с которыми сталкиваются рынок и его участники на сегодняшний момент.

Б&Ф: Какие принципиально важные нормы вы имеете в виду и что за острые проблемы рынка они решают?

А.С.: Одна из самых главных проблем – жесткое регулирование фондового рынка, полное ограничений и требований. Ограничения настолько болезненны для компаний и инвесторов, что никто не хочет связываться с фондовым рынком, и большинство ищет возможности, чтобы уйти с него. Именно поэтому акционерные общества при первой же возможности реорганизовываются в общества с ограниченной ответственностью. Именно поэтому иностранные инвесторы, приходящие в Молдову, создают ООО, а не акционерное общество. Именно поэтому на рынке Молдовы не появилась ни одна зарубежная инвестиционная компания.

Вся сложность в том, что действующее законодательство обязывает акционерные общества и акционеров быть частью фондового рынка, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Акционерные общества обязаны регистрироваться на бирже; акционеров заставляют совершать сделки исключительно при участии посредников, за услуги которых нужно платить. Большинство сделок с ценными бумагами должны пройти очень сложную и дорогостоящую процедуру, известную как «предложение на вторичном рынке» и длящуюся, в лучшем случае, месяц или два. Ценная бумага должна быть самым ликвидным инструментом, почти как деньги. А у нас сделка осуществляется в течение месяцев и только при наличии предварительного согласия госоргана. Это – нонсенс.

Принципиально важно, что новый закон о рынке капитала упраздняет все эти ограничения и дает возможность компаниям и инвесторам самим решать, нуждаются ли они в инвестиционных инструментах рынка. Согласно новому закону, акционерные общества вправе сами решать – регистрироваться им на биржах или нет. Инвесторы имеют свободу пользоваться или не пользоваться услугами посредников. Предложения на вторичном рынке, в том виде, в котором существуют сегодня, исчезают, оставляя место только предложениям по поглощению. Миноритарные инвесторы вправе требовать от мажоритарного акционера выкупить акции, и, таким образом, имеют возможность выйти с фондового рынка и получить обратно рыночную стоимость своих инвестиций. В равной мере мажоритарный акционер вправе превратить публичную компанию в закрытую (частную) компанию, выкупив акции у миноритариев. Все эти нормы принципиально важны для рынка и, к счастью, остались в новом Законе о рынке капитала.

Б&Ф: На ваш взгляд, смогут ли участники рынка адаптироваться к его чрезмерной регламентации законом?

А.С.: С момента появления нового закона несколько очень шумных участников рынка приклеили ярлык о чрезмерной регламентации рынка законом, и они же всеми способами попытались растиражировать его. В действительности же чрезмерная регламентация рынка новым законом – миф. Попытайтесь объективно оценить тот факт, что закон упраздняет ограничения, о которых я говорил ранее, и вы поймете, что новый закон существенно дерегулирует рынок. Отмена существующих на сегодняшний день ограничений и требований доказывает, что новый закон упрощает жизнь компаниям и инвесторам.

Как аргумент в пользу «чрезмерного регулирования» некоторые участники рынка приводят положения нового закона, связанные с внутренней организацией деятельности инвестиционных обществ (нынешнее законодательство именует их «профессиональными участниками»), такие как проверка соответствия, управление рисками, внутренний аудит, ограничения на личные сделки, конфликты интересов. Но этот аргумент недействителен, так как закон позволяет инвестиционным обществам не применять эти положения.

А смогут ли существующие участники рынка адаптироваться к новому закону – зависит только от них. Всем нравится приводить в пример банковский рынок как наиболее развитый сегмент финансового рынка Молдовы. Но ведь на банковском рынке ничего не упало с неба. Для достижения этого уровня банки много и усиленно работали. То же самое происходило на рынке микрокредитования. Лет 10 назад мало кто верил в успех организаций по микрофинансированию. Но они так настойчиво продвигали свои услуги, что сейчас стали значимым источником финансирования. То же самое нужно сделать и на фондовом рынке. Профессиональные участники должны убедить инвесторов, что они серьезные и солидные финансовые посредники, которым можно доверить деньги. В равной мере они должны убедить компании в том, что могут через посредничество предоставлять инвестиции. Для того чтобы инструменты фондового рынка пользовались успехом, их нужно продвигать. И участники рынка должны играть первоначальную роль в этом отношении.

Б&Ф: Насколько правы те, кто говорит, что новый закон разрушит молдавский рынок капитала?

А.С.: Существующий рынок капитала – это не более чем статистика. Кто-то на определенном этапе решил, что все операции с ценными бумагами должны войти в эту статистику. Неважно, к примеру, что ценные бумаги принадлежали закрытым компаниям; неважно, что в эту статистику попадают, к примеру, получение ценных бумаг в результате дарения, правопреемственности, наследования, безвозмездного предоставления в процессе приватизации. Все это у нас входит в статистику и считается «рынком капитала».

Знаете, лет 10 назад было такое предложение, чтобы квалифицировать доли участия в ООО как «ценные бумаги» и, соответственно, считать, что все передачи прав на доли участия в ООО являются сделками на рынке капитала. Понятно, что в этом случае все ООО попадали бы под те же ограничения, применяемые к ценным бумагам акционерных обществ, о которых мы говорили выше. Все это было слишком неординарно и очень бросалось в глаза, поэтому, к счастью, от этой инициативы отказались. Но этот пример наглядно показывает, что на самом деле происходит на фондовом рынке Молдовы.

Фондовый рынок, в его правильном понимании, – это публичное обращение ценных бумаг, организованный рынок и деятельность инвестиционных посредников. Все остальное – статистика. Новый закон регулирует именно эти три категории отношений: публичное обращение ценных бумаг, организованный рынок и деятельность инвестиционных посредников. Все другие отношения, такие как закрытые размещения, сделки вне организованного рынка и операции без участия посредников не входят в сферу регулирования нового закона. Кстати, это дополнительный аргумент в пользу того, что закон дерегулирует рынок.

Смею заверить, что те годовые объемы сделок с ценными бумагами в несколько сот миллионов леев, зарегистрированные до сих пор, никуда не исчезнут. Они продолжатся и в дальнейшем. Только это не фондовый рынок. Фондовый рынок появится, когда будут сделаны публичные размещения ценных бумаг, когда компании и инвесторы, добровольно, а не по принуждению, начнут торговать на организованном рынке, и начнут пользоваться услугами инвестиционных посредников.

Б&Ф: Насколько закон соответствует европейской практике?

А.С.: Знаете, некоторые участники рынка неоднократно утверждали, что, дескать, новый закон скопирован с европейских директив. Это, конечно же, не соответствует действительности. Для нас, авторов закона, вероятно, что и для Национальной Комиссии по Финансовому Рынку как инициатора и ответственного за продвижение закона, было важно понять, как европейская модель регулирования рынка будет действовать в наших реалиях, как она поможет преодолеть проблемы, с которыми сталкивается молдавский фондовый рынок.

Конечно же, между новым законом и европейскими директивами есть отличия. Это касается положений о выпуске облигаций, независимых регистраторах, требованиях к собственному капиталу, классификации инвестиционных услуг и др., которые регулируются директивами иным образом. Но эти аспекты имеют второстепенное значение, и если говорить в количественном отношении, то таких отличий мало. В основном же новый закон полностью соответствует европейской практике. Это доказано тем, что закон является переложением 11-ти директив. И важнее всего, что новый закон содержит главные принципы регулирования рынка, перенятые из европейских директив. Это и те нормы первостепенной важности, о которых мы говорили в начале, и положения о публичных предложениях, организациях и инфраструктуре рынка, инвестиционных услугах, раскрытии информации, ограничении инсайдерской торговли и манипулировании, деятельности организаций коллективного инвестирования и др.

В то же время мы должны понять, что переложение европейских директив на молдавскую реальность не является самоцелью. Во-первых, это способ привлечения иностранных инвесторов на фондовом рынке РМ. Во-вторых, европейская модель регулирования рынка объективно лучше, чем существующий на молдавском рынке режим.

Б&Ф: Вам не кажется, что из закона не исходит самое главное, – к примеру, как на рынке капитала можно заработать?

А.С.: Я вынужден вернуться к ранее высказанному примеру о деятельности банков и организаций по микрофинансированию. Закон о рынке капитала дает ровно такие же возможности заработать на рынке, как и Закон о финансовых институтах – банкам или Закон о микрофинансовых организациях – этим структурам. Нет в новом законе, так же как и в любом другом законе, секретов о том, как успешно делать бизнес. Законы создают условия и предоставляют возможности. Но они не могут обязать участников рынка быть эффективными и предприимчивыми.

www.profit.md

Lasă un răspuns: